Где купить саженцы в Ленобласти: обзор питомников растений, часть III Где купить саженцы в Ленобласти: обзор питомников растений, часть III
Питомники растений в Лужском, Приморском и Пушкинском районах.
Где купить саженцы в Петербурге: обзор питомников растений, часть II Где купить саженцы в Петербурге: обзор питомников растений, часть II
Питомники растений в Кировском, Красносельском и Ломоносовском районах.
Где купить саженцы в Петербурге: обзор питомников растений, часть I Где купить саженцы в Петербурге: обзор питомников растений, часть I
Питомники растений во Всеволожском, Выборгском и Гатчинском районах.
Войти Добавить
объявление
Жилые комплексы по районам
Спецпредложения

Строительство в водоохранных зонах Ленобласти – ограничение или запрет?

1 августа 2014

Коттедж с персональным выходом к реке или озеру — мечта, ставшая явью для многих собственников загородных домов в Ленобласти. Отдельный пляж, где не будет посторонних, собственный причал для катеров и лодок — понять владельцев в их стремлении к комфорту несложно, и мы, портал Poselkispb.ru, приезжая в проекты с подобными, нередко убеждаемся, как здорово все сделано в них для комфорта жильцов.

Однако существует и другая, менее приятная, сторона медали. Высокие заборы и круглосуточная охрана как обособленных домовладений, так и коттеджных поселков нередко (подчеркнем это еще раз — далеко не в каждом случае) препятствуют осуществлению законных прав граждан, определенных Водным кодексом РФ. Согласно п. 2 статьи 6 ВКРФ, каждый гражданин вправе иметь доступ к водным объектам общего пользования и бесплатно использовать их для личных и бытовых нужд.

Получается, что в угоду интересам малой группы лиц приносятся в жертву законные права куда более обширной аудитории — вся деревня может лишиться привычного испокон века места для купания или рыбалки, если имеющие власть и деньги поставят на пути к нему забор. А далее — череда долгих походов по инстанциям и судебных разбирательств, которые могут остаться без должного результата. Проблема береговых захватов давно выросла до масштабов страны, но сегодня пойдет речь лишь об одной из множества «горячих точек» — Ленинградской области и Курортном районе Санкт-Петербурга.

Разбираемся в терминологии

Для того чтобы понять, где в конкретной ситуации заканчивается законное использование земельного участка и начинается незаконный захват прибрежной территории, изучим определения.

Свободный доступ граждан к водоему должен быть обеспечен в пределах береговой полосы (береговой линии водного объекта общего пользования), ширина которой чаще всего составляет 20 метров. Для рек, ручьев, каналов и водотоков, чья протяженность от истока до устья менее 10 км, она равняется 5 метрам. Озера, в независимости от размера, имеют 20-метровую береговую полосу.

В Водном кодексе также существует понятие водоохранной зоны, примыкающей к береговой линии водоемов. Ее минимальная ширина от уреза воды установлена на отметке 50 метров — для водоемов протяженностью до 10 км, 100 метров — для водоемов от 10 до 50 км, 200 метров — если протяженность реки или озера более 50 км.

Согласно статье 65 Водного кодекса РФ, для водоохранных зон в целях предотвращения загрязнения, истощения вод, сохранения естественной среды обитания растений и животных устанавливается специальный режим осуществления хозяйственной деятельности. В пределах водоохранной зоны запрещается размещение мест захоронений отходов и отвалов размываемых грунтов, осуществление выпаса животных, распашка земель, стоянка и движение транспортных средств (кроме специальных), размещение хранилищ химикатов, складов ГСМ и ряда других объектов.

Также в законе сказано, что при условии защиты водоемов от попадания сточных вод, а проще говоря — при оборудовании канализации, в их пределах допускается строительство зданий и сооружений. Если особняк построен на территории водоохранной зоны, то и изначально общедоступная прибрежная полоса невольно начинает восприниматься владельцем как продолжение его собственности, что и приводит к насущной проблеме.

Статистика

Проиллюстрировать текущую картину нарушений природохранного законодательства поможет статистика, приведенная контролирующими и надзорными органами. По данным, предоставленным Дмитрием Земцовым, начальником отдела государственного земельного надзора Управления Росреестра по Ленобласти, за первое полугодие 2014 года в регионе проведено 1403 проверки соблюдения земельного законодательства среди физических и юридических лиц (из них 33% — внеплановые). В 1153 случаях выявлены нарушения (на площади в 1536 га), к административной ответственности привлечено 1039 лиц.

Конечно, далеко не все мероприятия выявили факт берегозахватов. По словам эксперта, в водоохранных зонах и прибрежных полосах водоемов в указанный период проведено 16 проверок, по результатам которых в 9 случаях были вынесены постановления по статье 7.1 КоАП РФ «Самовольное занятие участка или использование земельного участка без правоустанавливающих документов», а также выданы предписания к их устранению. В 6 из 9 проверках было выявлено возведение незаконных построек на территории участков в СНТ, в зонах индивидуальной жилой застройки деревень и других населенных пунктов.

Помимо Росреестра, активную работу в данном направлении проводит природоохранная прокуратура, ключевой функцией которой является надзор за исполнением статьи 6 ВКРФ, дающей право доступа к водным объектам всем гражданам.

Исполняющий обязанности природоохранного прокурора Ленобласти Михаил Волницкий приводит свою статистику, согласно которой: в 2012 году в ведомство было направлено 36 исковых заявлений о сносе незаконных сооружений, при этом снесено было 38. В 2013 году — заявлений было 60, исполнено решений — 25. В текущем году 14 заявлений находятся на стадии рассмотрения.

Областные «горячие точки»

Разглядеть конкретную проблему за сухими фактами непросто, особенно если не быть непосредственным участником событий, например, жителем населенного пункта, ежедневно проходящим мимо высоких заборов с табличкой «Проход закрыт. Частная собственность».

Бороться с берегозахватчиками в одиночку, обивая пороги всевозможных инстанций, крайне сложно. «Суды склонны сразу отклонять подобные иски таким обезоруживающим вопросом: «Докажите, что ваши личные права нарушены этим берегозахватом!», и надо быть очень хорошо подкованным с правовой точки зрения человеком, чтобы доказать суду факт нарушения личных прав», — комментирует активистка всероссийского общественного движения «Открытый берег» Ирина Андрианова.

Несколько больше шансов в борьбе с нарушителями у общественных организаций. Но и они порой разводят руками, признавая откровенную слабость существующей исполнительной системы в вопросе доведения судебного предписания до результата — сноса самовольной постройки.

Госпожа Андрианова озвучивает список наиболее проблемных объектов, где захваченные берега стали повсеместным явлением. В Выборгском районе это река Рощинка, в Приозерском — реки Бурная и Тихая, где сложно даже причалить к берегу. Озеро Суходольское, южная часть Ладоги, северное Приладожье, река Вьюн, озеро Нахимовское — везде встречаются те или иные нарушения. На последнем происходят не только берего-, но и лесозахваты. Сложная ситуация сложилась на Финском заливе, на участке от поселка Пески в сторону Приморска, что объясняется высокой инвестиционной привлекательностью здешней земли.

Не менее напряженная обстановка сложилась в Курортном районе Санкт-Петербурга, который по своему укладу жизни гораздо ближе к 47-му региону, нежели к Северной столице.

«Общественная проверка только в районе одного озера Разлив выявила 15 берегозахватов, не считая тех участков, которые существовали до 1917 года и не были учтены в этом списке, — говорит активистка движения «Открытый берег» и коренная жительница Сестрорецка Анна Шушпанова. — В Сестрорецке есть Угольный полуостров, где люди просто прорыли рядом с забором широкий канал, который препятствует доступу граждан, своего рода водный ров. После проверок и обращений в надзорные органы люди сняли секцию забора в одном месте, а туда накидали строительного мусора и колючий кустарник». Работу муниципалов активистка оценивает, как «откровенный саботаж», пришлось даже привлечь представителей Законодательного собрания. «Вроде бы все делается, но в итоге что-то не срабатывает», — комментирует текущее положение дел госпожа Шушпанова.

Вопросы к органам власти

Водный кодекс содержит в себе целый перечень статей, регулирующих правовой режим использования водоохранных зон. Напомним, согласно статье 65, капитальное строительство в их пределах допускается, а значит, далеко не каждый случай можно квалифицировать как берегозахват. «Нарушается либо режим использования, либо зонирование объектов, либо требование статьи 6-й ВКРФ о доступе граждан к водным объектам», — поясняет Михаил Волницкий. Эксперт подчеркивает при этом, что к вопросу нужно подходить предметно — каждый случай уникален.

В ситуации с обнаруженным берегозахватом у контрольных и надзорных органов могут возникнуть вопросы не только по отношению к непосредственным нарушителям, но и к органам исполнительной власти и местного самоуправления. Именно они наделены полномочиями не только устанавливать ограничения на использование участков в пределах водоохранной зоны, но и правом предоставления участков в собственность или аренду через Комитет по управлению муниципальным имуществом.

Если на практике оказывается так, что самовольно перегороженные берега водоемов продолжают оставаться таковыми и после вынесения решения суда, то далее история развивается по следующему сценарию. За исполнением судебных предписаний, согласно которым незаконные объекты должны быть устранены в срок от 3 до 6 месяцев, следит Управление Росреестра по Ленинградской области. По истечении указанного срока выполняется проверка его исполнения. Если «воз и ныне там», то составляется протокол, который отправляется в мировой суд для принятия дальнейшего решения.

По словам Дмитрия Земцова, порядка 60/70. предписаний гражданами не исполняются. Что их ждет в дальнейшем? Судьи в основном подтверждают факты неисполнения, после чего выносятся решения о наказании в виде штрафов. Затем дела направляются на повторное рассмотрение — нарушители получают повторное предписание. Из-за неисполнения решения суда может возникнуть и уголовная ответственность. При наличии оснований к возбуждению дел материалы направляются прокурорам по исковым заявлениям.

Значительные временные затраты, сопровождающие весь процесс исполнения судебного решения, начиная с принятия заявления от граждан и заканчивая сносом, объясняются специалистами следующим образом. Во-первых, любой демонтаж капитального строения требует не только значительных материальных затрат, но и времени. Суд принимает это во внимание и предоставляет отсрочку исполнения судебных решений.

Кроме того, до недавнего времени отсутствовала сама практика, связанная с проведением исполнительских действий, осуществляемых службой судебных приставов. По словам господина Волницкого, рекомендации по исполнению данных предписаний были утверждены лишь в июле 2013 года. Таким образом, можно смело констатировать факт: механизм исполнения судебных решений до конца не отработан.

Госорганы и общественные организации — работа в тандеме?

Инициативность общественных организаций вкупе с полномочиями, которыми наделены контрольные и надзорные органы, могли бы обеспечить синергетический эффект в борьбе с нарушителями природоохранного законодательства. Каким же образом происходит их сотрудничество?

При Ленинградской межрайонной природоохранной прокуратуре работает общественный совет, цель которого — сбор информации о нарушениях. В него входят, в том числе, экологические организации Петербурга и области. «В июне 2014 года прошло очередное заседание данного совета, по результатам которого был спланирован ряд надзорных мероприятий», — прокомментировал Михаил Волницкий. Он также рассказал о том, что в ходе одной из проверок в Лужском районе зафиксировано свыше 10 незаконных сооружений в прибрежных территориях. По одному водному объекту может быть порядка 30/50.исковых заявлений от граждан, которые пока находятся в стадии разработки.

Органы Росреестра работают по инициативе прокуратуры, принимая, кроме всего прочего, участие в комплексных проверках совместно с Росприрод и Россельхознадзором. Деятельность ведомства открыта, согласована с генеральной прокуратурой, а ее результаты можно найти на официальном сайте.

Свой взгляд на совместную работу ведомств и общественных организаций изложила активистка «Открытого берега» Ирина Андрианова. Обрисованная ею схема работы выглядит следующим образом. После обнаружения незаконной стройки или самовольно захваченного берега, активисты составляют заявление в прокуратуру с просьбой принять меры. Если прокуратура принимает решение о проверке, то материалы дела направляются в органы Росреестра, уполномоченные ее проводить. По результатам инспекции прокуратура принимает (или же не принимает) решение о мерах прокурорского реагирования, которые, в свою очередь, могут включать предъявление судебного иска об освобождении береговой полосы. Затем иск подается на рассмотрение, после чего остается только ждать результата, который может оказаться весьма неожиданным.

«На озере Нахимовском ответчики, захватившие берег, предъявили в суд фото, якобы доказывающие добровольный снос построенных ранее самовольных заборов. Представитель истца (прокуратуры) по какой-то причине даже не проверил подлинность данных снимков, не съездил и не проверил на место, а приняв данные фото в качестве надлежащих доказательств, забирал свой иск. При этом проверка общественной организацией выявила, что ни один камень с места не сдвинулся. В результате, по закону прокуратура больше не имеет права подавать подобные иски, если она сама его забрала», — приводит пример госпожа Андрианова.

Конкретных случаев сноса строений по вынесенным судебным решениям активисты вспомнить не смогли, что наталкивает на мысль — существующая правовая система справляется со своими функциям не самым лучшим образом.

Как решить проблему?

Поскольку судебный способ решения проблемы не всегда оказывает нужный эффект, логично поискать другие варианты. Активисты видят один из путей в увеличении существующих штрафов.

На сегодняшний день наказать рублем берегозахватчика можно по статье 7.1.1 КоАП РФ согласно которой размер штрафа для граждан составляет от 500 до 1 тыс. рублей, для должностных лиц — от 1 до 2 тыс. рублей, а для организаций — от 10 до 20 тыс. рублей. Суммы более чем скромные, однако их резкий рост позволит снизить ценность незаконного элитного приобретения, в результате чего многие начнут отодвигать свои заборы.

Кроме того, в 2013 году в Кодексе об административных правонарушениях появилась статья 8.12.1 с длинным названием «Несоблюдение условия обеспечения свободного доступа граждан к водному объекту общего пользования и его береговой полосе». Согласно ей штрафы несколько выше: для физлиц — от 3 до 5 тыс. рублей, для должностных лиц — от 40 до 50 тыс. рублей, для ПБОЮЛов — от 40 до 50 тыс. рублей (или приостановление деятельности на срок до 90 суток), для юрлиц — от 200 до 300 тыс. рублей (или приостановление деятельности на срок до 90 суток).

Штрафовать по ней имеет право не Росреестр, а природоохранные надзорные органы, например, Комитет по госконтролю в сфере природопользования, но пока возможности данной статьи используются по минимуму. Изменить ситуацию коренным образом, по мнению активистов «Открытого берега», смогла бы законодательная инициатива повышения штрафов именно за незаконное занятие земельных участков.

***

В заключение приведем несколько рекомендаций экспертов, касающихся того, что нужно делать гражданину, если он заметил объект, нарушающий природоохранное законодательство.

«В данном случае гражданин должен в первую очередь проинформировать органы местного самоуправления, на территории которых находится данный участок», — говорит и.о. природоохранного прокурора Михаил Волницкий. — «Они обладают правом в соответствии с ФЗ-131 («Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ») правом проведения проверок земельного законодательства. В случае, если органы местного самоуправления ничего не предпринимают, то есть налицо их бездействие, или видно, что предпринимаются неэффективные меры, то необходимо обратиться в надзорные органы — в прокуратуру, которая зависимости от случая предпринимает дальнейшие действия».

Дмитрий Земцов ссылается на 72 статью Земельного кодекса РФ, согласно которой муниципалитеты наделены правом составления актов проверок нарушений земельного законодательства для дальнейшего их направления в органы Росреестра. Также для повышения эффективности обращений эксперт рекомендует всем истцам предоставлять фото- и видеоматериалы.

Команда портала Poselkispb.ruпобывала во множестве коттеджных поселков Ленинградской области, расположенных у воды. В ряде проектов береговая полоса была общедоступна, в других — входила в границы территории. Девелоперам последних мы всегда задавали вопрос относительно законности поставленного забора, а также интересовались, смогут ли граждане, не проживающие в данном проекте, пройти к водоему. На что получали ответ: «Да, смогут. Охрана предупреждена и будет пропускать». Однако любой ли из нас рискнет лишний раз подойти к высоким заборам и суровым охранникам поселка? К тому же поставить мангал для шашлыка стороннему гостю, вероятнее всего, уже не разрешат.

Автор: Анастасия Николашенкова

Источник: Poselkispb.ru


← Как не потерять деньги при оформлении сд...

Собственники VS Монополисты: на чьей сто... →

Все таунхаусы СПб и Ленобласти

Таунхаусы от 915 тыс. руб. Новые предложения

Все участки Всеволожского района

Участки от 70 тыс.руб./сотка

Квартиры в пригородах СПб

Квартиры от 750 тыс.руб.

Спецпредложения
Популярные запросы по Коттеджным поселкам
Коттеджные поселки по районам

Недвижимость в России

Loading...
x